Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Тяжелая нефть Ханты-Мансийска

РИА «Новости регионов России». Ханты-Мансийский автономный округ – Югра. Мировой нефтяной рынок нешуточно лихорадит. Причем происходит это уже во всех частях света и, кажется, уже нет такого места на земле, где не существует проблем, связанных с будущей судьбой «черного золота».

Сланцевая американская нефть, североморская Brent и российская Urals испытывают сегодня на себе глобальное влияние пандемии. Простаивает автомобильный транспорт, непривычно пусто на воздушных трассах. Топлива требуется всё меньше и меньше. Многие нефтяные промыслы, регулярно дававшие не только нефть, но и огромные деньги в казну, теперь убыточны. А впереди – новые серьезные испытания и для отечественных компаний ТЭК – они готовятся к резкому сокращению добычи нефти с 1 мая, которая предусмотрена договором РФ со странами ОПЕК.

Что это значит конкретно?

Нефтяники готовятся почти на четверть сократить добычу, что в свою очередь приведёт к сокращению поступления налога на прибыль, и региональные бюджеты таких нефтяных регионов, как ХМАО, могут «похудеть» на 30%. Длительный спад нефтяных цен (прогнозы здесь самые неутешительные) окажет серьезное давление на кредитоспособность региона. Впрочем, как и других, связанных с нефтью и газом.

Каков масштаб проблемы? Огромный, если учесть, что Ханты-Мансийский автономный округ – Югра представляет собой практически основной нефтегазоносный регион страны, да и один из крупнейших в мире. В ХМАО сегодня добывают больше 40% всей нефти России.

Тяжелая нефть Ханты-Мансийска
Югра – нефтяная столица России

Теперь об убытках. Нефтяные залежи здесь трудноизвлекаемые, а это значит и затраты большие. Хотя, конечно, средняя себестоимость добычи в Западной Сибири заметно меньше, чем где-нибудь в Техасе и всё же так называемая цена отсечения, которая обеспечивает нормальное наполнение госбюджета, в 2020 году составляет чуть больше 42 долларов за баррель нефти марки Urals. А сегодня нефть торгуется чуть ли не по 10 долларов. Толкуют даже об отрицательной ставке, как случилось с американской сланцевой нефтью.

Можно себе представить последствия, если дела не наладятся. Что касается Югры, то здесь реально нависает угроза консервации скважин (дело не простое и дорогостоящее в перспективе), сокращения сотрудников нефтедобывающих предприятий, уменьшение зарплат и, главное, – серьезные проблемы с региональным бюджетом.

Выдержит ли удар Югра?

Примерно с 2017 года ХМАО создавала свою нефтяную «заначку» – запасы ликвидности, которыми теперь, в сложных условиях, можно покрывать дефицит бюджета в течение нескольких лет. Но если падение нефтянки продолжится достаточно долго (экономики страны и мира будут находится в стагнации, а потом медленно выходить из кризиса), то никаких запасов не хватит.

Но пока суть да дело, вряд ли округ почувствует на себе удары судьбы. Это пока. А сегодня правительства субъектов так называемой «тюменской матрешки» ломают голову над схемами будущих сокращений, хотя и в душе надеются, что к концу года дела все же поправятся.

Тяжелая нефть Ханты-Мансийска
Губернатор ХМАО Наталья Комарова

Губернатор Югры Наталья Комарова заверяла, что окружной бюджет держится прочно с переходящим остатком в 53 миллиарда рублей. Была и надежда на бензин, который всегда стабильно обеспечивал приход денег в казну. Но продажи этого топлива резко упали в связи с карантином, и перерабатывающие заводы начали говорить о возможном банкротстве.

Что же делать? Не нефтью единой…

Еще год назад до всех печальных событий губернатор Югры Наталья Комарова уже поднимала вопрос о необходимости государственной поддержки нефтяной отрасли, чтобы обеспечить хороший запас прочности для серьезной диверсификации региональной экономики. О какой диверсификации идёт речь? Еще десять лет назад при формировании стратегии развития региона встал вопрос о приоритетах – Югра или вахта? Оставаться ХМАО местом северян-временщиков или активно развивать и другие направления экономики региона.

Конечно, Югра не собиралась и не собирается отказываться от нефтянки, но и целиком и полностью от неё зависеть не хочет. Регион вполне может развивать и другие отрасли, в частности обрабатывающий сектор промышленности.

Справедливость такой постановки вопроса в свете последних драматических событий становится ещё более очевидной.

А как будут разворачиваться события в связи с сокращением добычи? Финансисты трех регионов «тюменской матрешки» уже разрабатывают планы выхода из кризиса. Регионы имеют уже свои совместные проекты, такие, как программа «Сотрудничество». Так что, будем надеется, что свет в конце тоннеля все-таки есть. Понятно, что и государство готово подставить нефтяникам своё плечо – для начала снизив экспортную пошлину аж в 7,6 раза. Тогда и рубль перестанет лихорадить, а Центробанку не придётся зря тратить дорогую валюту…

Тяжелая нефть Ханты-Мансийска

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.